Картины для интерьера мужчина и женщина


Восточный гарем в работах художников-ориенталистов: 40 картин, наполненных женской негой и красотой

Энгр «Турецкая баня»

Тема Востока уже многие годы привлекает внимание мастеров и посетителей Ярмарки Мастеров. Восток пронизывает нашу жизнь, мы знаем о нем почти все, но вот для европейца конца XVIII — начала XIX века Ближний восток был почти неизвестным, но очень манящим местом. К этому времени для некогда могущественной Османской империи наступил период заката. За последующие две сотни лет империя растеряла почти все ранее захваченные территории, сократившись до современной Турции. А как известно, закату любой империи присуща атмосфера роскоши и гедонизма. И слухи о пышности султанского двора ползли во все стороны, долетая и до Европы, где в это время набирала обороты индустриализация, уродливая и обезличивающая. Люди искусства задыхались в механистической атмосфере и находили выход в путешествиях в сторону не исследованного мира Востока. Туда потянулись европейские ученые, художники, писатели в поисках вдохновения, новых впечатлений и просто приключений. Это исследование и родившиеся в его процессе произведения искусства получили впоследствии название «ориентализм». Период ориентализма продолжался до начала XX века, завершившись грандиозным всплеском моды на все восточное.

Ф.А. Бриждмен

Ф.А. Бриждмен

Эдвин Лонгстен Лонг — «Древний обычай»

Р. Гейгер «Наложница с попугаем»

Ф.А. Бриджмен

Каждый, кто хоть немного интересовался Востоком, видел картины художников-ориенталистов. Жан-Леон Жером, Жан Огюст Доминик Энгр и их современники во многом определили общемировое представление о том, как выглядит Восток. Их картины полны яркого света, смуглых мужчин в экзотических нарядах и роскошных женщин без экзотических нарядов. Писатели не отставали, мнение европейцев о восточных нравах и обычаях основано на произведениях Монтескье, Гауфа, Флобера и Уайльда.

Жером «Рынок рабов»

Ф.А. Бриджмен «Восточная женщина»

Коро «Одалиска»

Ориенталисты, как правило, были людьми, воспитанными в строгом европейском христианстве. Столкнувшись с новыми для себя обычаями, они их воспринимали и излагали по-своему, иногда даже специально искажая или домысливая. Когда они возвращались из путешествий, их рассказы формировали мифы и влекли на восток новых «исследователей». Можно предположить, что их рассказы о жизни в Османской империи и стали источником бытующего на западе представления о гареме, как о месте, где содержались бесчисленные, непременно прекрасные, наложницы султана, и где главный мужчина Османской империи предавался бесконечным увеселениям.

В реальности, конечно, никто из западных путешественников не имел шанса наблюдать тех сцен, которые они впоследствии так ярко живописали пером и кистью. Зато наверняка они находили дорогу в злачные места Каира и Стамбула, общались с танцовщицами, не менее для них экзотичными, но зато легкодоступными.

Ж.Л. Жером «Заклинатель змей»

Ф.А. Бриджмен «Одалиска»

А еще они ходили в баню. Турецкая баня — хаммам — сохранилась и до наших дней практически без изменений, за одним немаловажным исключением. Во времена ориенталистов клиентам в турецких банях прислуживали симпатичные мальчики. Они не только намыливали и массировали посетителей, но и открыто предлагали интимные услуги. Европейца этот обычай не мог не повергать в шок.

Кроме того, посещая с визитами дома знати, а то и дворец султана, европейские путешественники не могли не заметить, что значительная часть помещений закрыта для посторонних, а в особенности — для мужчин. «Если такие прекрасные непотребства творятся в городе и в бане, насколько же больше разврата должно быть скрыто в императорском гареме» — размышляли они. Фантастические сюжеты полнили им головы и выливались на холсты, а в роли моделей выступали те же самые уличные танцовщицы. И не всегда модели были коренной национальности. Они могли быть ирландками, румынками, а Делакруа, например, позировали алжирские еврейки

Только в конце XIX века, с окончательным ослаблением султаната и ростом либеральных и просветительских настроений в Турции информация о внутреннем устройстве гарема стала доступной широкой публике, но прекрасные сказки ориенталистов и по сей день остаются основой представления западного человека о гареме.

Т. Ралли «Одалиска в лодке»

Й.Седлачек «Одалиска»

Ориенталистас, Лос

А что же все-таки происходило в закрытых покоях султанских дворцов? Слово гарем происходит от старинного семитского корня «х-р-м». В современном арабском языке есть три основные производных от этого корня: харам — «священное место или вещь» (сравним с русским словом «храм»), хараам — «что-то, запрещенное религией, недостойное, табу» и хариим — «неприкосновенность частной жизни». Знакомое всем слово «гарем» произошло от турецкой версии последнего слова.

Ф.А. Бриджмен

Ф.А. Бриджмен

Османы серьезно подходили к защите своей личной жизни. Например, гарем дворца Топкапы построен таким образом, что практически невозможно заглянуть, ни из Дворцовых помещений, ни тем более снаружи дворца. Аналогичным образом стремились защищать свои гаремы и прочие знатные люди империи. Как писал в XV веке летописец Турсун Бей, «Если бы солнце не имело в персидском языке женского рода, даже оно не было бы допущено в гарем».

Но по сути, гарем турецкого султана был, в первую очередь, лишь закрытой от посторонних, частной резиденцией монарха. Помимо жен и наложниц султана, в закрытых покоях обитали и другие члены правящей семьи: сестры, иногда братья султана, его дочери, сыновья до достижения ими совершеннолетия, а также их многочисленная прислуга. Немаловажна роль гарема и как школы, предоставлявшей своим «слушательницам» самое лучшее образование, какое только могла получить женщина на Востоке.

Ф.А. Бриджман «Королева разбойников»

Бошар «Египетские танцы»

Гарем в той форме, в которой он существовал в Османской империи, вовсе не предписан Кораном, а является развитием древних турецких традиций с учетом ислама. Султанский гарем пополнялся за счет захваченных на войне пленниц или купленных на базаре рабынь. Народы многих подвластных туркам народов могли и добровольно высылать красавиц для гарема в качестве дани. В конце XIX-XX вв. поэтесса Лейла Саз, которая происходила из знатного турецкого рода, рассказала в своих воспоминаниях: «Некоторые черкесские женщины специально растили своих дочерей в роскоши и богатстве для того, чтобы подготовить их к будущей жизни в гареме падишаха». Обычно возраст молодых рабынь составлял 12-14 лет. Их отбирали не только по красоте и здоровью, но и по уму: «дурочек» не брали, ведь султану был нужна не просто женщина, но и собеседница. Поступившие в гарем проходили двухгодичное обучение под руководством кальф (от турецкого kalfa — «начальник») — старых опытных рабынь, помнящих ещё дедов царствующих султанов. Девушкам преподавали Коран (все попавшие в гарем принимали ислам), танцы, игру на музыкальных инструментах, изящную словесность (многие одалиски писали хорошие стихи), каллиграфию, искусство беседы и рукоделие. Особо стоит сказать о придворном этикете: каждая рабыня должна была знать, как наливать своему господину розовую воду, как подносить ему туфли, подавать кофе или сладости, набивать трубку или надевать халат».

Энгр «Одалиска с рабыней»

Жером «Горячие бани»

Жером «Мавританская баня»

Так что в одном западные путешественники были правы — в султанском дворце действительно были собраны лучшие женщины империи. Правда, лишь немногие из обитательниц гарема хотя бы раз видели султана. Большинство были просто рабынями-одалисками (от турецкого «одалык» — «горничная») и находились на самой нижней ступеньке гаремной иерархии, в услужении у других обитательниц. Только если девушка выделялась особенной красотой или другими талантами, у нее был шанс подняться выше. Прочие выполняли различные хозяйственные роли, а через несколько лет пребывания в гареме тем из них, кто не получал никакого поста, разрешалось покинуть гарем и выйти замуж. «Выпускницы» султанского гарема высоко ценились в империи за образованность и всестороннюю подготовку, а получить от султана в подарок одалиску с приданым, особенно ещё не побывавшую в царской постели, было невероятно высокой честью. Тех девушек, которые не отличались ни высокой успеваемостью, ни хозяйственными талантами, могли выдать замуж и до истечения отведенного срока. Расположенная в том же дворце школа для мальчиков готовила сыновей благородных родов к исполнению различных государственных должностей, и выпускники нередко получали перед отбытием в дальний уголок империи такую одалиску-недоучку в качестве первой жены.

Ван Лоо «Женщины гарема и их слуги»

Ренуал «Одалиска»

Ж.Ф. Портал «Бусы»

Если девушку считали достойной нахождения в присутствии султана, для нее открывались новые перспективы. Следующим шагом вверх было привлечь внимание султана и получить приглашение разделить с ним ложе. С этого момента наложница султана именовалась «икбаль» («осчастливленная») и немедленно получала персональную комнату и прислугу как знак нового статуса. В период расцвета Османской империи количество потенциальных наложниц в гареме исчислялось сотнями, а по некоторым источникам и превосходило тысячу, так что султан мог позволить себе видеться с большинством наложниц только по одному разу, и этот раз был единственным шансом для дальнейшего «карьерного роста» — рождения ребенка царского рода.

Э.Делакруа «Алжирские женщины»

Ж.Ф. Портал «Женщина»

Если у наложницы рождался сын, то она вступала в ряды элиты гарема и именовалась «хасеки кадын» или даже «хасеки султана». Фактически хасеки кадын являлись полноправными женами султана, хотя этот факт редко регистрировался официально. Выше них в женской иерархии гарема, да и империи в целом был только один человек: мать монарха, валиде султан. Валиде султан была, фактически, правительницей гарема и заведовала всей его жизнью, но этим ее власть не ограничивалась, ведь империей правил ее родной сын. Не имея формальной власти, валиде султан могла негласно быть в курсе важнейших дел в стране и оказывать значительное влияние как через прямое нашептывание на ухо султану, так и в обход монарха, подкупая, убеждая, запугивая или даже устраняя государственных мужей и глав церкви. Фигура валиде султан, королевы-матери, внушала страх и уважение далеко за пределами гарема и дворца.

Но, согласитесь, образ женщины, стоящей у руля империи, резко расходится с тем образом томной полуобнаженной красавицы, который популяризировали ориенталисты. Гарем, вопреки репутации, был вовсе не домом плотских утех, а кадетским корпусом и важной частью государственного устройства. Жительницы гаремов не проводили дни в неге, а делали ощутимую карьеру в своей области. Пусть они никогда напрямую не мерялись силами с мужчинами, но их власть и влияние были ничуть не меньше.

Ж.Ф. Портал «Красавица»

Ж.Ф. Портал «Женщина»

Но женщины составляли не все население гарема. В покоях султана были должности, на которые женщины не подходили. От них, например, никто не ожидал бы выполнения сторожевых обязанностей или тяжелой физической работы. Вместе с тем, очевидно, султан должен был оставаться единственным мужчиной, вхожим в гарем. Для разрешения этого противоречия во дворце параллельно с армией рабынь-наложниц существовала армия рабов-евнухов.

Жером «Кормление голубей»

Жером «Умывание»

Ф. Балессио «Одалиска»

Как и рабынь для гарема, евнухов покупали на рынках у купцов, причем уже в «готовом» виде, так как ислам запрещал кастрировать рабов. Выше всех ценились чернокожие евнухи. Они, как правило, были лишены всякой способности к размножению еще в детстве, и поэтому допускались до службы во внутренних помещениях гарема. Самым старшим из них был Кызлар Ага («заведующий девами»), в чью ответственность входила охрана женского населения гарема и присмотр за всеми служанками и наложницами. Белые евнухи, попадавшие во дворец, не всегда были полностью лишены пола, а некоторые даже могли становиться отцами, поэтому им доверялась только охрана гарема, отсюда и название должности старшего из них — Капы Ага («заведующий дверью»). Считалось, что евнухи, не являясь ни свободными людьми, ни мужчинами, лишены мирских привязанностей и потому верны только своему хозяину. Тем не менее, евнухи часто преследовали свои интересы и были замешаны в самых грязных дворцовых и государственных интригах.

Энгр «Одалиска с рабыней»

Энгр «Восточная красавица»

Эдвард Сах «Дочь шейха»

Реальное фото гарема Насер-ад-Дина Шаха Каджара Середина 1870-х гг.

Но всего этого не знали и не могли знать ориенталисты, вернее их назвать экзотисты. В их гаремных картинах часто царствует покой, не предполагающий никаких страстей. Жены и одалиски (пленницы или рабыни), евнухи, чернокожие слуги совершенно безмятежны; они обычно возлежат или купаются в бассейне; это всего лишь мир фантазий мельчающего европейского человека мужского пола, для которого гарем является пространство абсолютной сексуальной свободы, полной власти мужчины над женщиной.

Церазь Биссеу «Гарем в парке»

45 самых известных картин всех времен

Меню
  • Bizarre (Странный)
  • Бизнес
    • Бизнес-планы
    • Планирование карьеры
    • Идеи
    • Деньги
    • Цитаты
    • Решения
  • Здоровье
    • Воспитание
    • Снижение веса
  • Образ жизни
    • Красота
    • Дизайн
      • Тату-дизайны
    • Отношения
  • Чистая стоимость
    • Актеры
    • Спортсменов
      • Баскетболисты
      • Футболисты
      • Теннисисты
    • Бизнесмены
    • Комедианты
    • Модели
  • Психология
    • Теории
  • Технология
  • Путешествие
    • Пляжи
    • мест для молодоженов
    • Парки
  • Без категории
  • следить

93 комментария

Поделиться .

Роберт Кампин | Женщина | NG653.2

Мужчина и женщина, явно муж и жена, смотрят друг на друга. Мы не знаем, кем они были, но их одежда, не слишком богатая, предполагает, что они были относительно зажиточными горожанами. Ясность и достоверность этих парных портретов поразительна, но они не только отражают то, как выглядели натурщики.

Способность Кампина передавать текстуры кожи, меха и ткани означает, что мы не сразу осознаем мастерство, с которым он укладывал одежду натурщиков и даже их особенности.Это строго упорядоченные геометрические композиции, призванные показать нам, на что была похожа пара: пожилой, уставший от жизни мужчина и яркая, оптимистичная молодая женщина. Мужчина сутулится, и морщинки его лица перекликаются с его одеждой; кожа женщины гладкая, глаза сияют, черты лица и одежда образуют восходящие линии.

Мужчина и женщина, явно муж и жена, смотрят друг на друга.Мы не знаем, кем они были, но их одежда, не слишком богатая, предполагает, что они были относительно зажиточными горожанами.

Портреты, безусловно, создавались парными. Дубовые доски опор из того же дерева; размеры окрашенных поверхностей совпадают с точностью до миллиметра; оба имеют по краям следы одинаковых зеленых пигментов, очевидно, из исходной рамки; спина у обоих мраморная. Возможно, что они изначально были соединены вместе, чтобы образовать диптих, хотя все свидетельства этого были потеряны вместе с оригинальной рамой.

Это одни из самых ярких портретов эпохи раннего Возрождения, которые сохранились до наших дней, и их ясность и достоверность поражают. Хотя головы были подчеркнуты - они немного увеличены по сравнению с телами - это явно убедительные изображения мужчины и женщины.

Но способность Кампина передавать текстуры кожи, меха и ткани означает, что мы не сразу осознаем, с какой уловкой он укладывал одежду натурщиков и даже их особенности.Портреты - это не просто представление о том, как выглядела пара, это строго упорядоченные геометрические композиции, призванные показать нам, какими они были: пожилым, уставшим от жизни мужчиной и яркой, оптимистичной молодой женщиной. Невероятно искусный рисовальщик Кампен делал это с помощью выкроек. Обвисшая кожа мужчины, его нахмуренный лоб и нисходящие складки в уголках рта отражаются в линиях его одежды, в то время как лицо и одежда женщины образуют узор из восходящих линий.Ее руки, поднятые вверх на портрете, придают работе еще больший подъем.

Кампин, однако, позаботился о том, чтобы портреты хорошо сочетались друг с другом. Оба лица сильно освещены, поэтому выделяются на плоском черном фоне. Оба показаны под углом в три четверти, смотрящими внутрь друг к другу. Голова мужчины немного больше, но Кампен уравновесил это, подарив жене головной убор побольше и включив ее руки. Смелая, ограниченная цветовая гамма и тщательная композиция объединяют картины.Красный хвост его шляпы ниспадает диагональными линиями, встречаясь с ее белыми вуалями, создавая сильную визуальную связь между двумя картинами.

Узкие полоски голого дерева могли быть закрыты рамой. Обрамленные панели должны были быть сделаны профессиональными столярами: рамы были построены вокруг панелей до того, как основание было положено как на рамы, так и на панели, возможно, художником. На этих двух портретах рамки были украшены после того, как картины были завершены. Похоже, они были покрыты зеленым и красным мрамором.Спинки тоже были под мрамор, красного и коричневого цвета, но очень повреждены. Картины в то время не всегда вешали на стены, поэтому иногда украшали и спинки.

.

40 отличных идей украшения классной комнаты

Вы когда-нибудь задумывались о том, что мы подготовлены к жизни и вооружены знаниями для нашей жизни в классе - той самой комнате, о которой мы не любим думать или, по крайней мере, в значительной степени игнорируем. Вам не кажется, что в классе нужно приятно проводить время и получать знания? Да, класс - это место, в котором мы проводим много времени, и имеет смысл украсить его и оформить так, чтобы это было приятно и вдохновляло.Когда мы можем думать о классических идеях украшения комнаты в общежитии колледжа, почему бы не отличные идеи украшения классной комнаты? Один из способов украсить класс - это придумать некоторые из лучших занятий по искусству для дошкольников, что означает, что они могут изучать искусство и получать удовольствие от демонстрации своих работ.

.

Жанровая живопись | изобразительное искусство

Жанровая живопись , рисование сцен из повседневной жизни обычных людей на работе или отдыхе, изображенных в целом реалистично. Жанровое искусство контрастирует с пейзажами, портретами, натюрмортами, религиозными темами, историческими событиями или любыми традиционно идеализированными предметами. Интимные сцены из повседневной жизни почти всегда являются предметом жанровой живописи. Исключение образного содержания и идеализации привлекает внимание к проницательному наблюдению за типами, костюмами и обстановкой.

  • Vermeer, Johannes: Молодая женщина с кувшином для воды Молодая женщина с кувшином для воды , холст, масло Иоганнеса Вермеера, c. 1662; в Метрополитен-музее в Нью-Йорке. 45,7 х 40,6. Музей Метрополитен, Нью-Йорк, Коллекция Маркуанда, Дар Генри Г. Маркванда, 1889 г. (89.15.21), www. metmuseum.org
  • Эдмондс, Фрэнсис У.: Все разговоры и без работы Все разговоры и без работы , холст, масло Фрэнсиса У.Эдмондс, 1855–56; в Бруклинском музее, Нью-Йорк. 61,1 х 50,3. Фотография Кэти Чао. Бруклинский музей, Нью-Йорк, Фонд Карла Х. де Сильвера, 51.108

Британская викторина

Это или То? Художник против архитектора

Хелен Франкенталер

Этот термин возник во Франции 18-го века для обозначения художников, специализирующихся на одном виде ( жанр ) картин, таких как цветы, животные или жизнь среднего класса, и первоначально использовался уничижительно сторонниками идеального или великого стиля в искусстве. .К концу 19-го века, когда швейцарский критик Якоб Буркхардт написал Netherland Genre Painting (1874), этот термин был более одобрительным и также был ограничен его нынешним смыслом. Этот термин до сих пор наиболее широко используется для описания работ таких голландских и фламандских художников 17-го века, как Ян Стин, Герард Терборх, Адриан ван Остаде, Давид Тенирс Младший, Питер де Хох и Йоханнес Вермеер. Среди более поздних мастеров жанрового искусства были такие разные художники, как Корнелис Троост в Нидерландах, Дэвид Уилки в Великобритании, Жан-Батист-Симеон Шарден во Франции, Пьетро Лонги в Италии и Джордж Калеб Бингхэм в США.

  • Гуляющие крестьяне в интерьере , картина маслом Адриана ван Остаде, c. 1638; в Старой пинакотеке, Мюнхен. Старая пинакотека, Мюнхен; фотография, Иоахим Блауэль / Артотек
  • Беллоуз, Альберт Фитч: День жизни День жизни или три раза через реку: полдень (Свадебная вечеринка) , холст, масло Альберта Фитча Беллоуз, 1861; в Бруклинском музее, Нью-Йорк. 73,7 х 119,4. Фотография Эми Дреэр. Бруклинский музей, Нью-Йорк, Фонд Дика С. Рамзи, 2000. 8
.

Смотрите также