Обои желтого цвета в интерьере


идеи стен в интерьере, какие цвета штор подойдут под черные-желтые и нежно-желтые обои в комната

При декорации помещений желтым настенным покрытием простые решения уходят в прошлое. Если вы думаете, что желтые обои – это просто однотонные желтые стены, то вы глубоко ошибаетесь. В тренде решения, выражающие определенную концепцию. Модными решениями можно считать желтые с рисунком обои, комбинированные покрытия. Оттенок стены также не случаен. В изысканном дизайне, созданном мастерами, он всегда часть цветовой гаммы, созданной на основе нескольких оттенков.

Как воздействуют на человека?

С одной стороны, желтый цвет достаточно яркий, чтобы быть фоном, ведь он активизирует психику. Желтый, с точки зрения индийской философии – это цвет социальной активности, самореализации, он больше подходит для столовой и гостиной, чем для спальни. В спальне желтый может быть в приглушенном пастельном тоне или в составе узора.

Желтые обои – прекрасная идея оформления для помещения с насыщенной палитрой. Эти покрытия помогут создать впечатление залитой солнцем комнаты и вечного лета. А оформление комнаты в природной гамме – цвета зеленого луга или солнечной лесной поляны, будет поднимать настроение.

При использовании оттенков желтого важно использовать 2-3 тона, ведь 2-х цветное оформление помещения с неверно подобранными тонами может стать угнетающим для психики, а если ярких оттенков слишком много, то в помещении будет трудно расслабиться.

Виды

Желтый оттенок стен можно получить при помощи различных видов покрытий. Из недорогих вариантов можно выделить бумажные обои, винил, флизелин, белые обои под покраску. Обои на текстильной основе стоят дороже, однако после ремонта может возникнуть впечатление, что стены покрывает ткань: бархат, шелк, рогожка.

Оттенки

Желтый имеет такие насыщенные оттенки, как медовый, канареечный, янтарный, лимонный, кукурузный, шафрановый, горчичный, ананасовый, грушевый и тосканское солнце. Наличие того или иного оттенка в цветовой гамме конкретного производителя обоев непредсказуемо.

Тонкость выбора оттенка зависит от дизайнерского решения площади. Конечно, можно объехать все магазины города в поисках нужного оттенка. Это не только утомительное занятие, но и может оказаться, что искомый оттенок находится в очень дорогой коллекции.

Поэтому создавайте свои палитры на основе найденных цветов, среди которых:

  • К наиболее распространенным относятся бледно-желтые оттенки, персиковые, светло-лимонные.
  • Вторые по популярности – это ярко-желтые оттенки: канареечный, кукурузный, пронзительный ананасовый цвет.
  • Прекрасный способ создать в комнате атмосферу вечного гавайского заката – это покрытие цвета ириски, которое можно встретить в продаже.
  • Одним из частых оттенков для однотонных обоев в дорогих коллекциях является желтый с болотным отливом (грушевый, желтый шартрез и болотный).
  • Украшены узорами бывают нежно-желтые тона, персиковый, горчичный.

Однако, если ваш дизайнер педантично требует от вас определенного оттенка для стен, но вы не можете его найти в продаже, то вам нужно купить белые обои под покраску и выбрать требуемый колер по палитре.

Недостаток такого метода:

  • ремонт становится сложнее;
  • возможен только однотонный вариант;
  • краску не всегда можно нанести ровно.

Преимущества:

  • гамма оттенков шире;
  • более низкая стоимость.

Поэтому оптимальным вариантом может являться комбинирование окрашенных настенных полотен и покупных. Таким образом вы получите эффект многослойности, особенно если использовать модный нынче ход и поставить на фоне желтого узора стеллаж с прямоугольными полками, на каждой из которых находится оригинальный предмет, или повесить картину.

Текстуры

Если текстуры различных элементов дизайна не совпадают, то комната выглядит неаккуратно. Глянец не должен находиться по соседству с бархатом. Блестящие поверхности для спален не выбирают, скорее, они подходят для кабинетов и других помещений.

Если в вашей комнате шелковые шторы, стеклянные и полированные поверхности столов, ламинат или лакированный паркет, то выбирайте виниловые обои. Их жестковатый глянец будет гармонировать с другими элементами. Если в комнате бархатные шторы, журнальные столики из дерева, а на полу есть коврики, то лучше выбирать матовые флизелиновые поверхности.

Текстуры настенных покрытий могут быть настоящими и имитацией.

Из текстур, являющихся результатом визуальных эффектов в коллекциях желтых покрытий можно встретить:

  • разводы масляных красок;
  • эффект слюды;
  • винтажные рисунки с выцветшими цветочными узорами.

Принты

Однотонные покрытия на стену, пожалуй, могут быть утомительны, поэтому варианты с принтами – отличный выбор. Во-первых, потому что на солнечном фоне прекрасно смотрятся другие цвета, они выглядят ярче, четче. Во-вторых, потому что их можно скомбинировать с одноцветными покрытиями, обоями или плиткой в зависимости от оттенков принта.

Предлагаем вам оценить, к каким стилям подойдут различные орнаменты:

  • Обои в полоску – это стилевое решение в духе модерн в сочетании со строгими прямоугольными формами. Для кантри стиля подойдет этот вариант, если вы используете винтажную мебель или деревянные столики. Это сложноватый для восприятия принт, который лучше комбинировать с однотонным покрытием.
  • Принты в цветочек – самые распространенные. Это неплохой вариант экологичного дизайна, ведь желтые цветы существуют в природе, и их можно комбинировать с зелеными обоями. Однако для создания винтажного стиля неплохо было бы добавить деталей в стиле хенд-мейд и подстарить мебель, например, покрасить тумбочки с эффектом кракелюра. В современном стиле рисунок цветочком будет выглядеть простовато.
  • Черно-желтые цвета относятся к наиболее модным принтам. Найдя черно-желтый принт, состоящий из мелких элементов, вы можете сделать его отличным фоном для любой красивой вещи. Это может быть дизайнерский предмет мебели, красивая люстра, ваза, статуэтка.
  • Круги и горошек – это вариации одного и того же узора, который очень осторожно нужно использовать на всю стену, ведь он может сделать помещение бесформенным.
  • Желто-красные принты – прекрасный дизайн в восточном стил. Это, пожалуй, одно из самых гармоничных решений для страстной спальни. Комбинирование здесь не подойдет, лучше оклеивать всю комнату и наполнять ее прочими элементами восточного декора – витражными картинами и бра в виде фонарей.
  • Желто-оранжевые фотообои лучше изготовить на заказ и комбинировать их с зеленым фоном, который можно создать при помощи краски.
  • С белым орнаментом встречаются светло-желтые тона, однако для современного дизайна это немного устаревший вариант. Если орнамент выполнен в технике шелкографии, то можно рискнуть. Лучше такие покрытия комбинировать с яркими фотообоями для контраста.
  • Узоры с птицами – элемент японского стиля. Такой узор можно приклеить зонально, обработав бордюром. Это будет смотреться более модно, чем наклеивать по всей площади.
  • Желто-коричневые изящные принты с вензелями лучше смотрятся на виниле. Подобные поверхности могут выражать как абстрактные рисунки, так и весьма конкретные изображения, например, розы. Сейчас модно делать гостиные в кофейной гамме. Подобное покрытие впишется в такой интерьер. Теплые желто-коричневые рисунки в мелкую полоску могут имитировать циновку и стать элементом китайского стиля.

Сочетание с другими цветами

Желтый – это один из природных земляных оттенков, он сочетается со всем спектром радуги:

  • Тема земли и растений – оттенок шампанского, оранжевый и зеленый.
  • Гамма чайной розы – чайный оттенок, бежевый и телесный, персиковый, ореховый.
  • Желтый с голубым – это тема солнца и неба.
  • Коричневый, оранжевый, красный в сочетании с охрой – это осенняя гамма.
  • Букет цветов – это ярко-желтый, оранжевый и оттенки розового.
  • Сочетание желтого с серым символизирует пасмурную погоду, такой интерьер можно украсить черно-белым рисунком.
  • Желтый с синим или фиолетовым – это решение в стиле цветка анютины глазки.

Чтобы ваши стилевые ходы были более понятны, то разместите в интерьере картину избранной темы. Она будет выражать идею комнаты.

Как подобрать?

Главное – это настроение, идея комнаты, потом идет создание палитры. Желтый гармонирует с коричневым, поэтому подойдет к ламинату или линолеуму.

Рассмотрим, какие варианты для стен подойдут в разные комнаты:

  • Гостиная – это выражение стиля и вкуса хозяина, который могут оценить гости, поэтому обои здесь могут быть яркие. Используйте канареечные однотонные фоны или с орнаментом для того, чтобы выделить отдельные элементы декора: красивые предметы, букет цветов.
  • Спальня – это место отдыха, поэтому желтые обои здесь могут выполнять две функции: либо они будут в качестве фотообоев в комбинации с более приглушенным цветом, либо это могут быть бледно-желтые тона по всей поверхности стены, которые не раздражают психику.
  • Изысканным стилевым ходом будет создание глубины в длинном узком коридоре. Светлые однотонные покрытия стен на двух сторонах и в торце – стена с узором и зеркало, над которым висит бра. Этот ход визуально расширит помещение.

Удлинить коридор можно, оклеив длинные стены полотнами с графикой на бледно-желтом фоне, перемешав их с картинами или светильниками.

Как подобрать к шторам?

Желтые тона допускают многоцветность, поэтому в вашей комнате могут быть шторы и тюль. Цвета элементов декора подбираются, конечно же, по палитре. Желтый сочетается с разными цветами, поэтому к желтым стенам подойдут занавески серые, коричневые, розовые, черные, синие. Это зависит от того, как составлена палитра, которая подбирается по базовому изображению. Ни один цвет не должен быть случаен.

Белый тюль придаст воздуха любой дизайнерской идее.

Подбирать настенные обои под диван не стоит, все основные цвета комнаты, включая мебель, должны быть на палитре. Однако вы не ошибетесь, выбирая гарнитур черного или древесного цвета.

Стилевые решения

Желтая гамма – это цвет не для классики. В начале XX века вошло в моду направление поп-арт, для которого были характерны яркие акценты. Интерьер в стиле фьюжн также нуждается в свежих красках.

Поп-арт

Создайте в комнате отличный пол, например, полированый ламинат, и оклейте стены однотонными обоями насыщенного желтого оттенка. Украсьте стены репродукциями в стиле абстракционизм, поп-арт или картинками комиксов, повесьте несколько светодиодных светильников, найдите стеллаж или открытый шкаф и разместите на нем книги и статуэтки. Яркий кожаный или текстильный диван, гармонирующий по тону, отлично дополнит интерьер.

Фьюжн

Если вы не любите выбрасывать вещи, то вам подойдет интерьер в стиле фьюжн. Это противоположность минимализму, однако удачный декор поможет все предметы равномерно распределить по комнате.

Для оформления стен возьмите обои желтого цвета с узором, можно их скомбинировать с однотонными, однако избегайте фотообоев в данном стиле, это будет перегруз. Пол лучше сделать в клетку, он поможет визуально разделить площадь на квадраты. По всему периметру комнаты можно расставить стеллажи и развесить полки. Обилие предметов на фоне мелкого узора стен будет смотреться аккуратно, если каждую вещь класть в свою ячейку. Оставьте свободный отрезок стены и сплошь займите его фотографиями или картинами.

Красивые идеи в интерьере

Интерьер в стиле фьюжн: обилие мелких предметов на столиках, картины на фоне яркой стены, необычная керамика и предметы. За основу дизайна взято всего два цвета: белый и насыщенный канареечный оттенок, но как же на этом фоне расцветают зеленые насаждения и вкусно смотрятся фрукты! Отличное решение для столовой.

Желтые обои в цветочек в качестве фона для оригинальных предметов – одна из модных тенденций современного дизайна. Обратите внимание, как насыщенно выглядит комната, в которой всего два предмета мебели. Если бы обои были однотонными, то комната смотрелась бы менее уютно.

Креативный дизайн помещения использует сочетание болотного и охры. В такой палитре выигрышно смотрятся современные статуи и дизайнерская мебель, а дощатый пол с ковриками смотрится особенно уютно. Решение в желтых тонах для комнат, залитых светом, позволяет создать иллюзию жаркого климата за счет теплых красок стен.

Очередной пример размещения абстрактной живописи и комнатных растений на бледно-желтом фоне демонстрирует, что яркие краски – прекрасный фон для произведений искусства в современном стиле и растений. А белый тюль выглядит так, словно кипа облаков собралась на солнечном горизонте.

Интерьер в стиле поп-арт с желтым фоном становится более эпатажным. Все арт-объекты кажутся смелыми и броскими, а мебель поражает четкостью очертаний. Сочетание оттенков в стиле мексиканской живописи добавляет гармонии комнате.

О том, как выбрать шторы к желтым обоям, смотрите в следующем видео.

Желтые темы обоев | GradeSaver

По сюжету обои - обычно женское цветочное украшение внутри стен - символ женского заточения в домашней сфере. По ходу повествования обои становятся своего рода текстом, с помощью которого рассказчик упражняет свое литературное воображение и отождествляет себя с двойной фигурой феминисток.

Когда Джон ограничивает свое творчество и письмо, рассказчик берет на себя задачу разобраться в обоях.Она меняет свое первоначальное ощущение того, что за ней наблюдают, и начинает активно изучать и расшифровывать их значение. Она распутывает хаотический узор и находит фигуру женщины, которая пытается вырваться из прутьев узора. Со временем, когда ее безумие усугубляется, она полностью идентифицируется с этой женщиной и считает, что она тоже заперта в ловушке обоев. Когда она срывает обои на последние пару ночей, она считает, что наконец вырвалась из обоев, в которые ее заключил Джон.У желтого цвета обоев есть много возможных ассоциаций - с желтухой, с дискриминируемыми меньшинствами того времени (особенно с китайцами) и с жестким притеснением мужского солнечного света. Разрывая его, рассказчик выходит из обоев и утверждает свою личность, хотя и несколько сбитую с толку, безумную. Хотя она должна ползать по комнате, пока женщина на обоях ползает, это «ползание» - первый этап феминистского восстания.

С самого начала рассказа креативность рассказчика находится в противоречии с рациональностью Джона.Как писатель, рассказчик преуспевает в использовании своего воображения, и ее творческий потенциал является неотъемлемой частью ее натуры. Джон не признает фундаментальных творческих способностей своей жены и считает, что он может вытеснить ее воображаемые фантазии и заменить их своей собственной твердой рациональностью. По сути, большая часть «лечения отдыхом» сосредоточена на попытке Джона лишить рассказчика творческих способностей; заставляя ее бросить писать, он надеется, что успокоит ее тревожный характер и поможет ей взять на себя роль идеальной жены и матери.

Однако рассказчик не может подавить ее творческий потенциал, несмотря на все свои попытки следовать инструкциям Джона. Поскольку она не может писать открыто и чувствует подавление своего воображения, она непреднамеренно тренирует свой ум через желтые обои. Хотя рассказчик пытается включить рациональность Джона в хаотичный узор обоев, ей это не удается; обои не могут быть определены количественно по способу Джона. Ее подавленное воображение берет верх, и она теряет всякое чувство реальности, теряется в иллюзиях и мысли, что она сама была женщиной, застрявшей в обоях.

Гилман верит в творчество без ограничений и утверждает, что подавленное воображение рассказчика является основной причиной ее психотического срыва. Гилман также предполагает, что попытка рассказчика отрицать фундаментальную часть ее характера была обречена с самого начала. Джону следовало быть в состоянии принять истинную природу своей жены, а не пытаться заставить ее придерживаться рецептов его собственной личности.

На протяжении всей истории Гилман представляет домашнюю сферу как тюрьму для рассказчика.Так же, как женщина на обоях заперта за символом женской домашней сферы, рассказчик заперт в подобной тюрьме детской. Детская сама по себе является символом угнетения рассказчика и постоянным напоминанием о ее долге убирать в доме и заботиться о детях. Многочисленные зарешеченные окна и неподвижная кровать также предполагают, что детскую в прошлом использовали в более злых целях, возможно, как комнату, в которой жили сумасшедшие. Ощущение, что рассказчик наблюдает за обоями, подчеркивает идею комнаты как тюремной камеры, удобной для наблюдения.

Отношение Джона к рассказчику увековечивает это ощущение домашней сферы как тюрьмы. Как практический врач Джон автоматически покровительствует своей творческой литературной жене. Он считает, что ее письмо неважно, редко серьезно относится к ее тревогам и постоянно обращается к ней с крошечным словом «мало». Рассказчик не имеет возможности избежать своей роли жены и матери; Джон не может воспринимать ее иначе. Однако рассказчик заключен в тюрьму еще больше, потому что Дженни и Мэри принимают себя за жену и мать; у рассказчика не осталось личности, потому что даже те, что предоставлены обществом, были отобраны у нее.В отличие от рассказчика, Мэри и Дженни не имеют никаких стремлений за пределами тюрьмы домашней сферы, и поэтому они вообще не признают ее тюрьмой.

Учитывая личный опыт Гилмана с «лечением отдыхом», неудивительно, что лечение С. Вейра Митчелла играет важную роль в контексте повествования. С самого начала рассказа предполагается, что рассказчик страдает неврастенией - болезнью, требующей особой техники Вейра Митчелла для снятия нервозности.Тем не менее, неясно, болен ли рассказчик на самом деле, или лечение «отдыхом» заставляет ее сойти с ума. Аргумент Гилмана состоит в том, что лечение, требующее полного бездействия, в конечном итоге гораздо более вредно для женщины, страдающей легким тревожным расстройством. Примечательно, что, согласно автобиографии Гилмана, она отправила копию «Желтых обоев» Вейру Митчеллу, и он впоследствии изменил свое лечение неврастении.

Помимо «лечения отдыхом», Гилман также критикует любой вид лечения, при котором не учитывается личное мнение пациента.Хотя рассказчик неоднократно просил Джона изменить обращение в течение истории, он отказывается признать ее просьбы, полагая, что он имел полную власть над ситуацией. Это также отражение условий в обществе того времени, но в любом случае Джон злоупотребляет своей властью как мужа и врача и заставляет рассказчика оставаться в гнетущей ситуации, из которой ее единственный выход - безумие.

Согласно социальным нормам того времени, женщины в XIX веке должны были выполнять свои обязанности жен и матерей и довольствоваться своим существованием как ничем иным, как больше.Мужчины и женщины были разделены на государственную и частную сферу, и женщины были обречены проводить свою жизнь исключительно в домашней сфере. Не случайно женщины, осмелившиеся войти в мужскую общественную сферу, рассматривались как нечто сродни проституткам, низшим слоям общества.

Имея это в виду, хотя Джон мог рассматриваться как властный злодей в истории, он просто отражение своего общества. Желание рассказчика иметь в своей жизни больше, чем Джон и ее ребенок, не соответствует социальным ожиданиям.Более того, ее любовь к письму и творчеству еще больше отличает ее от идеализированного «ангела дома», которому она должна подражать. Сама Гилман восстала против этих социальных ожиданий и, оставив своего первого мужа и переехав в Калифорнию, чтобы писать, была сочтена непригодной для жизни в респектабельном обществе.

С самого начала рассказчик постоянно связан с женщиной на обоях. Даже когда рассказчик не может различить ее фигуру за рамками узора, она все еще озабочена обоями и чувствует сверхъестественную связь с ними.По мере того как история продолжается, связь рассказчика с женщиной на обоях усиливается, и Гилман начинает представлять женщину на обоях как своего рода двойника рассказчику. Хотя женщина заперта за хаотичными желтыми обоями, она, по сути, находится в том же положении, что и рассказчик: заточена в домашней сфере и не может сбежать, не будучи задушенной решеткой социальных ожиданий.

К концу повествования безумие рассказчика достигло такого обостренного состояния, что она больше не может отличать себя от фигуры, которую видела на обоях.Она женщина на обоях, и никто, даже Джон, не сможет снова заточить ее на обоях. Нет никаких сомнений в том, что в какой-то момент в будущем рассказчик будет физически заключен в тюрьму. После того, как Джон придет в сознание и обнаружит, что его жена все еще крадется по детской, у него не будет другого выбора, кроме как отправить ее к Вейру Митчеллу или поместить в психиатрическую больницу. Тем не менее, разум рассказчика все равно останется «свободным», отражая свободу, которой обладает женщина на обоях. Другими словами, женщину на обоях можно рассматривать как проявление ее творческой фантазии, которая окончательно ломает жесткие ожидания домашней сферы.К сожалению, бегство от ее воображения означает, что она никогда не сможет восстановить какой-либо разум; освобождая женщину на обоях, рассказчик гарантирует, что ее разум окажется в тюрьме безумия.

Хотя желтый цвет обоев ассоциируется с болезнью, наиболее развитым его мотивом является конфликт между солнечным и лунным светом. В истории Гилмана солнечный свет ассоциируется с упорядоченным, доминирующим графиком Джона и рациональной сферой мужчин. Джон предписывает что-то рассказчику на каждый час бодрствования, пока он совершает свои ежедневные обходы, заставляя ее выполнять тот же порядок и контроль, которые определяют его жизнь.

Однако ночью баланс сдвигается. Подневная мужская работа в общественной сфере неуместна, и женщины могут достичь более равного уровня со своими мужьями. Пока он спит, Джон не может следить за поведением рассказчика, и она не находится в постоянном состоянии неполноценности или постоянного контроля. Что еще более важно, гибкое подсознание рассказчика свободно бродит ночью, как во сне. Всегда при лунном свете, традиционном символе женственности и богини Артемиды, рассказчик лучше понимает фигуру, заключенную в ловушку обоев.В солнечном свете женщина остается неподвижной, боясь быть пойманной, и, крадясь на улице, она смело делает это только ночью. Более того, рассказчик не может видеть фигуру под гнетущим солнечным светом в своей комнате, и его ошеломляет узор обоев. В прохладном женском свете луны рассказчик может понять тяжелое положение женщины и, в конечном счете, распознать в нем отражение ее собственного заточения.

,

The Yellow Wallpaper Study Guide

«Желтые обои» - это преувеличенное описание личного опыта Шарлотты Перкинс Гилман. В 1887 году, вскоре после рождения дочери, Гилман начала страдать от тяжелой депрессии и усталости. Ее направили к Сайласу Вейру Митчеллу, ведущему специалисту по женским нервным расстройствам в девятнадцатом веке, который диагностировал Гилман неврастению и прописал «лечение покоя» от вынужденного бездействия. Вейр Митчелл считал, что нервная депрессия является результатом сверхактивных нервов, и приказал Гилман прекратить все формы творческой деятельности, включая письмо, на всю оставшуюся жизнь.Целью лечения было поддержание домашнего уюта и успокоение ее возбужденных нервов.

Гилман пытался выдержать курс лечения «отдыхом» и не писал и не работал в течение трех месяцев. В конце концов, она почувствовала, что начинает медленно сходить с ума от бездействия, и в какой-то момент ей пришлось ползать под кроватью с тряпичной куклой. В отличие от главного героя ее истории, Гилман не дошла до полного безумия, но она знала, что ее психическое состояние ухудшается из-за жестокого медицинского режима, который должен был ее «вылечить».Она отказалась от совета Митчелла и переехала в Калифорнию, чтобы самостоятельно преодолеть депрессию. Хотя попытка Гилман увенчалась успехом, она утверждала, что всю оставшуюся жизнь страдала от посттравматического стресса из-за лечения Вейра Митчелла. В 1890 году Гилман написала «Желтые обои», пытаясь спасти других женщин от такого же жестокого обращения. Вейр Митчелл и его лечение играют ключевую роль в повествовании; в третьем разделе текста муж главной героини даже угрожает отправить ее осенью к Вейру Митчеллу, если она в ближайшее время не поправится.

В 1890 году Гилман отправил рассказ писателю Уильяму Дину Хауэлсу, который передал его Горацию Скаддеру, редактору престижного журнала «The Atlantic Monthly». Скаддер отверг эту историю как удручающий материал и вернул ее Гилману с записью от руки, которая гласила: «Уважаемая мадам! У. Хауэллс передал мне эту историю. Я не мог простить себя, если сделал других такими же несчастными, как я сам! Искренне Ваш, Х. Э. Скаддер ». В конце концов, в мае 1892 года рассказ был опубликован в журнале «The New England Magazine».Согласно автобиографии Гилман, она отправила копию «Желтых обоев» Вейру Митчеллу после его публикации. Хотя она так и не получила ответа, она утверждала, что Вейр Митчелл позже изменил свое официальное лечение нервной депрессии как прямой результат ее истории. Гилман также утверждала, что она знала об одной конкретной женщине, которая избежала «лечения отдыхом» в качестве лечения депрессии после того, как ее семья прочитала «Желтые обои».

Общественная реакция на эту историю была сильной, хотя и неоднозначной.Во многих кругах «Желтые обои» были восприняты как не более чем история ужасов, возникшая на основе готического примера Эдгара Аллена По и Мэри Шелли. Лишь в 1970-х эта история была признана феминистским рассказом, достойным исторической и литературной науки.

,

Руководство по изучению желтых обоев | Литературный справочник

Краткая биография Шарлотты Перкинс Гилман

Шарлотта Перкинс У Гилман было трудное детство после того, как ее отец бросил ее семью, когда она была еще младенцем. Ее тети, в том числе известная суфражистка Изабелла Бичер Хукер и писательница Харриет Бичер-Стоу, помогали ее матери в этот период. В 1884 году она вышла замуж за Чарльза Уолтера Стетсона и родила их единственного ребенка, дочь. После рождения дочери она страдала послеродовой депрессией и ей прописали безуспешное «лечение покоем» доктором.Сайлас Вейр Митчелл, который предложил ей сосредоточиться на домашних обязанностях и избегать интеллектуальной деятельности. Она рассталась со своим мужем в 1888 году и переехала в Пасадену, штат Калифорния, и стала активным голосом в феминистском движении, широко публикуя статьи о роли женщин в домашнем хозяйстве. В 1900 году она снова вышла замуж за своего двоюродного брата Хоутона Гилмана. В 1932 году ей поставили диагноз «рак груди», а в 1935 году она покончила жизнь самоубийством, приняв передозировку хлороформа, который, по ее мнению, был предпочтительнее смерти от рака.

Исторический контекст Желтые обои

Гилман писал в самом начале прогрессивной эры в Америке, в то время, когда многие писатели использовали свое искусство, чтобы внести свой вклад в общенациональный разговор о социальных проблемах. В дополнение к своей творческой работе, она написала откровенно политические книги о нездоровой динамике традиционной американской семьи, утверждая, что все (мужчины и женщины) были несчастными и непродуктивными из-за существующей системы.

Другие книги, относящиеся к Желтые обои

Часто сравнивают с готическими психологическими рассказами ужасов Эдгара Аллана По, особенно с «Сердце-обличителем», в котором также рассказывается от первого лица ненадежного безумного рассказчика. Многие критики-феминистки также думали о рассказчике как о сумасшедшей в романе Шарлотты Бронте «Джейн Эйр».

Основные факты о Желтые обои

  • Полное название: Желтые обои
  • Когда написано: июнь 1890 г.
  • Где написано: Калифорния
  • Когда опубликовано: май 1892 г.
  • Литературный период: готика
  • Жанр: рассказ; Готический хоррор; Феминистская литература
  • Место действия: конец девятнадцатого века, в колониальном особняке, который был арендован на лето.Большая часть действия повествования происходит в комнате наверху дома, которая называется «детской».
  • Кульминация: Рассказчик страдает полным психическим срывом, идентифицируя себя с женщиной, которую она галлюцинировала, застрявшей в желтых обоях и царапающей стены, когда она ползет бесконечными кругами по комнате и над своим упавшим в обморок мужем.
  • Антагонист: Джон, муж и врач рассказчика, можно считать антагонистом, хотя он не является чисто злым персонажем.
  • Точка зрения: рассказчик от первого лица в серии дневниковых записей.

Дополнительный кредит для Желтые обои

,

Тема «Гендерные роли и домашняя жизнь» в «Желтых обоях»

Наряду с исследованием психических заболеваний «Желтые обои» предлагают критику традиционных гендерных ролей, как они были определены в конце девятнадцатого века, времени, в котором разворачивается история. написано. Шарлотта Перкинс Гилман была видной феминисткой, которая отвергла атрибуты традиционной семейной жизни, много публиковала статьи о роли женщин в обществе и считала гендерные роли того времени ужасно удушающими.

Семейная единица этой истории соответствует традиционным образцам. Джон, муж, рационален, практичен, защищает и принимает окончательные решения в паре. Он инфантилизирует свою жену, называя ее своей «маленькой девочкой» и отмахиваясь от ее жалоб. Однако Джон - не просто безнадежный злодей в этой истории. Скорее, мы видим, как его способность эффективно общаться с женой ограничивается структурой их гендерных ролей. Это важный момент: счастье Джона также разрушается из-за ограничений традиционной семейной жизни.

Рассказчик, его жена, ограничена домом, не имеет права работать (или писать), и ее муж считает хрупкой, эмоциональной и склонной к самолюбию. Различное прочтение сарказма текста приводит к различным интерпретациям ее добровольного подчинения этой роли, но очевидно, что ее вынужденное бездействие было ей противно. Дневник становится символом ее восстания против команд Джона. Готовность сестры Джона, Дженни, подчиниться своей домашней роли в доме только усиливает чувство вины рассказчика за ее собственное недовольство.

Таинственная фигура женщины, запертой за желтыми обоями, становится символом того, как рассказчик чувствует себя пойманной своей ролью в семье. Настойчивое желание рассказчика освободить эту женщину и скрыть свое существование от Джона и Дженни приводит к ее окончательному бреду, когда она рвет бумагу, `` ползая '' по комнате и по своему мужу, который в противоположность их традиционным представлениям. Роль сильного защитника и хрупкого ребенка, он потерял сознание от шока при виде жены.

.

Смотрите также