Реставрация интерьеров памятников архитектуры


Екатерина Трегубова о проблемах реставрации памятников — Реальное время

Историк Екатерина Трегубова о проблемах реставрации памятников и невостребованности специалистов в России

Фото: из личного архива Екатерины Трегубовой

«Сейчас модно рапортовать, особенно в Москве: отреставрирована тысяча памятников. Но реставрации проведено на самом деле процентов 10, все остальное в чистом виде ремонт или приспособление. Казалось бы, какая разница в том, чтобы заменить сруб на камень, а потом оштукатурить фасад. Но памятник — это антикварная вещь, как картина в музее», — рассуждает историк, музеевед и специалист в области охраны объектов культурного наследия Екатерина Трегубова. В интервью «Реальному времени» она рассказала о разных подходах к реставрации памятников, причинах стагнации этой сферы, а также дала свою оценку объектам реставрации в Казани.

«До середины XIX века архитектурные произведения просто приспосабливали к современным нуждам»

— Екатерина, расскажите, когда в истории России впервые задумались о том, что какие-то здания необходимо сохранять как архитектурные памятники и не ремонтировать и перестраивать, а реставрировать? Другими словами, когда возникла российская школа реставрации?

Считается, что в России реставрационная школа начала складываться к середине XIX века. До этого времени отношение к архитектурным произведениям было чисто утилитарным — их приспосабливали к современным нуждам в соответствии со строительными возможностями и эстетическими представлениями, часто ломали обветшавшие части и заменяли новыми (что, впрочем, нередко делается и сейчас).

Российская реставрационная школа формировалась по аналогии с западноевропейской, через интерес к памятникам, связанный с влиянием романтизма и подъемом национального самосознания. Особая роль в формировании нашей реставрационной школы принадлежит Италии с ее благоговейным отношением к реставрируемому объекту и стремлением выявить и сохранить подлинные части памятника.

— В чем в первую очередь заключалась реставрация памятников в тот период?

— Выявление древнего ядра сооружения, бережное отношение к подлинным частям и замена утраченных архитектурных элементов новыми копиями. Надо заметить, что как раз в то время широкое распространение и в Италии, и во Франции получила концепция так называемой стилистической, или романтической, или подражательной реставрации. Памятник должен после реставрации выглядеть так, как будто он только что задуман и выполнен автором, без следов времени. Это было обусловлено влиянием философии позитивизма, согласно которой явления прошлого могут быть однозначно поняты и реконструированы.

Фото Ludvig14 / wikipedia.org
Реставрацию Рихтера много ругали современники и осуждали потомки: за то, что он надстроил деревянный терем, пристроил «красное крыльцо» со львами. Но обосновывая все свои шаги как архитектора-реставратора, он также говорил, что, сообразуясь с требованиями реставрации, надо удовлетворять и настоящим требованиям

Этих же взглядов придерживался один из основоположников российской школы реставрации — архитектор Федор Рихтер. Так же восстанавливая старинные здания, например Палаты Романовых, Рихтер создавал образ покоев, достойный царской фамилии. Реставрацию Рихтера много ругали современники и осуждали потомки: за то, что он надстроил деревянный терем, пристроил «красное крыльцо» со львами. Но обосновывая все свои шаги как архитектора-реставратора, он также говорил, что, сообразуясь с требованиями реставрации, надо удовлетворять и настоящим требованиям.

Это тезис, который негласно поддерживается реставраторами и сейчас при приспособлении памятников для современного использования.

«Петербург всегда был классически более сильной школой»

А что происходило с реставрацией в стране в XX веке, когда устанавливалась власть Советов и многие памятники были разрушены?

— К началу XX века в России сложилась реставрационная школа, система взглядов и методика, соответствующая европейскому уровню. Наиболее активный период в истории российской реставрации пришелся на 50—80-е гг. Восстановление разрушенных после войны памятников приняло значительный размах, особенно в пригородах Ленинграда.

Основной вопрос, который возникал во всех европейских городах (в том числе и в Советском Союзе), разрушенных Второй мировой войной, заключался в том, насколько оправданно с точки зрения научной реставрации воспроизведение утраченных элементов или даже целых архитектурных ансамблей или восстановление разрушенного строения в другой редакции, не в той, в какой он был разрушен. Однако отказаться от восстановления памятников значило бы примириться с утратой важного и ценного историко-художественного наследия. Так думали в России и за рубежом.

Большие масштабы воссоздания разрушенных войной объектов породили массу вопросов и подходов к реставрационной практике. И в 1964 году был принят международный документ — Венецианская хартия, который закрепил современные тенденции, принципы и профессиональные стандарты в области сохранения объектов наследия и реставрации. Советские реставраторы сталкивались не только с методическими вопросами при проведении реставрационных работ, но и зачастую были ограничены в материалах или средствах на них.

Фото mitropolia.spb.ru
В этом павильоне было порядка девяти видов барочных лепных розеток, то есть очень похожих, но выполненных разными мастерами и поэтому имеющих небольшие композиционные отличия. Конечно, восстановить все девять видов розеток не удалось, но для того чтобы воспроизвести три вида, пришлось совершить практически административно-финансовый подвиг — сменить трех подрядчиков

Чем отличаются московская и петербургская школы реставрации?

— Два этих центра реставрации были ведущими в стране. Петербург всегда был классически более сильной школой. Особенно после войны ленинградской школе пришлось решать сложные задачи, связанные с изучением материалов, находить методики и технологии, чтобы восстановить из руин петербургские ансамбли. Гатчина и Ораниенбаум до сих пор восстанавливаются. Эта школа рождалась в творческих муках. И эти муки способствовали формированию и становлению высокого класса специалистов. В Москве было немного попроще.

Московская и питерская школы разные с точки зрения реставрационных технологий. Допустим, отношение к патине времени в живописи. Питерские специалисты считают, что ее надо сохранять. И если ты снял лак с произведения, чтобы провести укрепительные работы, ты совершил чуть ли не преступление. В Москве к этому относятся легче.

Отношение к реставрации архитектуры тоже различается. В Москве оно более упрощенное. К примеру, в 1980-е годы в центре Москвы, в районе Зарядья, восстанавливался храм. Архитектор-реставратор изучал архивные материалы, проводил археологические обмеры, чтобы восстановить архитектурные детали из аналогичного материала. Если деталь была каменной, ей следует быть восстановленной из камня. Но по ряду обстоятельств, в основном экономического характера, вместо камня использовался бетон. Или покрытие кровли. Когда-то это был керамический лемех, нашли его фрагменты. Но в силу ряда причин крышу сделали металлической и покрасили в аутентичный цвет. То есть у специалистов были опыт и представления о подлинных материалах, но было принято решение пойти более простым путем.

А вот в Петербурге к этому вопросу относятся более скрупулезно. Несколько лет назад мне довелось быть в Ораниенбауме, когда проходили реставрационные работы в Церковном павильоне Меньшиковского дворца. Впечатления были незабываемые. Архитектор рассказывал и показывал, как сохранялись не только подлинные декоративные элементы в интерьерах, но фрагменты подлинной штукатурки XVIII века, как участки стены выделены с помощью цвета. В Москве я не помню, чтоб сохраняли штукатурку XVIII века, только если на ней есть живопись.

Также в этом павильоне было порядка девяти видов барочных лепных розеток, то есть очень похожих, но выполненных разными мастерами и поэтому имеющих небольшие композиционные отличия. Конечно, восстановить все девять видов розеток не удалось, но для того чтобы воспроизвести три вида, пришлось совершить практически административно-финансовый подвиг — сменить трех подрядчиков.

Фото Максима Платонова
Обычно награждают организацию, которую на подобных конкурсах представляет руководитель, и он к качеству работы и мастерству зачастую не имеет никакого отношения. А настоящие герои, реставраторы — каменщики, художники, лепщики и так далее, даже если и сидят в зале, то про них никто не вспоминает

«В регионах специалисты не востребованы, реставрационные мастерские умирают»

Что можно сказать о школах реставрации в регионах?

— С регионами совсем плохо. Там были профессиональные реставрационные мастерские. О школах говорить сейчас не приходится, еще есть отдельные специалисты, все менее востребованные на объектах. Я помню бригаду ярославских мастеров, с которой пришлось познакомиться в Москве, — «Яблоко», ее руководитель был большим специалистом по инженерным конструкциям. Это великое дело, инженерно-конструкторские работы — самые сложные и дорогие в реставрационном деле. Ответственность за принятые решения у инженеров, как у хирургов, самая большая.

Например, стоит задача — вывести здание из аварийного состояния. Инженер-конструктор не просто применяет существующие технологии, учитывая также современные строительные нормативы и правила, но и должен просчитать, как они поведут себя в последующем. Но при этом помнить, что внедрение в материал памятника должно быть минимальным. К сожалению, специалисты не востребованы, реставрационные мастерские в регионах умирают. Специалисты разбежались по норам, как мыши.

Почему?

— В первую очередь по экономическим причинам. Сейчас в нашей стране стало очень много памятников истории и культуры. Это связано с тем, что на государственную охрану ставятся не просто отдельные имеющие музейную ценность сооружения, но и целые градостроительные комплексы, а также исторические здания, не отличающиеся художественной выразительностью с точки зрения обывателя. Но именно они придают определенный исторический и стилистический контекст местности. Как правило, большинство памятников имеют хозяев, которые рассматривают свои объекты просто как недвижимость, и никакая реставрация им не нужна. У них нет денег на обычный ремонт, а тем более на реставрацию, где расценки гораздо выше.

И это тенденция не только в России. В частности, недавно пообщалась со специалистом по монументальной живописи из Италии. У них в отрасли тоже кризис, это связано и с нехваткой специалистов, которые реально могут соответствовать уровню реставрационных требований, и с тем, что в регионах и у государства нет денег. Частникам не нужна реставрация. Это печально.

Если говорить о школе не как об учебном заведении, а как об опыте, то он в России практически перестал существовать. Приведу пример. Уже с конца 80-х годов проходят конкурсы московской реставрации. Недавно в новом формате его проведения появилась номинация для студентов, обучающихся в профессиональных училищах в области реставрации, — за развитие компетенции в реставрации. Опытные реставраторы не понимают, что значит «компетенция». Неплохо, что поощряют и стимулируют молодежь. В то же время опытные мастера-реставраторы, которые давно работают в этой отрасли, не то что не награждаются, но их имена очень часто не упоминаются. Обычно награждают организацию, которую на подобных конкурсах представляет руководитель, и он к качеству работы и мастерству зачастую не имеет никакого отношения. А настоящие герои, реставраторы — каменщики, художники, лепщики и так далее, даже если и сидят в зале, то про них никто не вспоминает.

Да, есть еще тенденция последнего времени называть ремонтные работы реставрацией и присуждать премии за это.

Фото Максима Платонова
Сам термин «реставрация», несмотря на то, что классический никто не отменял, сейчас в России трактуется очень широко, а поэтому всякие работы на памятнике, от которых, может, вреда больше, чем пользы, представляются реставрацией

«Термин «реставрация» сейчас трактуется очень широко»

А чем реставрация отличается от ремонта?

— Реставрация равна консервации в классическом понимании, то есть предотвращению процесса разрушения памятника. Именно так реставрация главным образом практиковалась и практикуется на Западе. Все остальное: докомпоновка, воссоздание утраченных элементов — второстепенно, это вынужденные меры.

Ремонты бывают разные. Реставрационный ремонт — это поддержание памятника (здания, скульптуры, произведения садово-паркового искусства) и его составляющих в эксплуатационном состоянии. Здесь не надо проводить предварительных работ в таком объеме, какие нужны при реставрации. Ремонт может выполняться только после того, как на памятнике проводились реставрационные работы и разработан весь комплект научной документации. При ремонте необходимо использовать все ранее проведенные исследования и предложенные технологии, он не предполагает никаких модернизаций и реконструкций.

Но памятники, как мы выяснили, это не только объекты музейного значения и назначения, это могут быть школа, больница, жилой многоквартирный дом. Их надо приспосабливать для современного использования, под современные нужды. Например, прохудилась крыша — ее починили; поменяли линолеум на линолеум; починили водопровод. Такой ремонт должен касаться тех частей, которые имеют наименьшую историческую ценность. Если же речь идет о ценных элементах, там должен быть предусмотрен реставрационный подход.

Исходя из этого определения, многие ли памятники сегодня по-настоящему реставрируются?

— Сейчас модно рапортовать, особенно в Москве: отреставрирована тысяча памятников. Но реставрации проведено на самом деле процентов 10, все остальное в чистом виде ремонт или приспособление. Сам термин «реставрация», несмотря на то, что классический никто не отменял, сейчас в России трактуется очень широко, а поэтому всякие работы на памятнике, от которых, может, вреда больше, чем пользы, представляются реставрацией. Для реставрации важна главным образом подлинность материала, обоснованность проведения работ и обратимость процесса.

На Западе лучше это понимают и, самое главное, больше стремятся к сохранению подлинности материалов и старых технологий производства при реставрации. У нас же к этому стремятся все меньше, поэтому зачастую российская «реставрация» уничтожает подлинность памятника. Казалось бы, какая разница в том, чтобы заменить сруб на камень, а потом оштукатурить фасад. Вроде бы в целом образ сооружения сохраняется, даже специалист с первого взгляда не отличит. Но памятник — это антикварная вещь, как картина в музее. Тут как в моем любимом анекдоте. Объявление в магазине «Детский мир»: «Граждане, будьте осторожны. К нам в магазин завезли поддельные елочные игрушки. Они точно такие, как настоящие, но радости при этом никакой». Люди, которые связаны с памятниками и реставрацией, очень хорошо чувствуют эту разницу.

Фото Максима Платонова
Эмоциональное ощущение от увиденного сродни открытию нового острова. Это несравнимо с тем эффектом, который оказывает памятник, на котором работы уже проведены и все интерьеры восстановлены: золото блестит, паркет налачен, лепнина идеальна

Самое большое удовольствие видеть, как раскрывается объект во время исследовательских работ. Мне нравилось бывать в различных особняках, когда реставраторы начинали снимать слои штукатурки, делать зондажи и закладывать реставрационные шурфы, когда видишь подлинные обои, выкраски, спрятанные или срубленные декоративно-художественные детали или находишь детали художественного паркета, по которому ходили известные исторические персонажи. Может быть, с технической точки зрения здание в плохом состоянии. Но там все подлинное, не изученное никем. И эмоциональное ощущение от увиденного сродни открытию нового острова. Это несравнимо с тем эффектом, который оказывает памятник, на котором работы уже проведены и все интерьеры восстановлены: золото блестит, паркет налачен, лепнина идеальна.

«Объекты культурного наследия в России начинают приобретать эфемерный образ памятника»

Но зачем нужна эта подлинность большинству людей, не группе ценителей и специалистов?

— Этот вопрос сейчас обсуждается и в литературе, и на профессиональных собраниях различных форматов. Что важнее — материальная подлинность или образ, имидж? Есть понятие мемориальной ценности. Например, памятник имеет ценность как древнее произведение строительного искусства, бывает, что более ценен смысл, заложенный в памятник как напоминание о событиях и людях. Он не обладает свойством абсолютной подлинности, не может считаться памятником архитектуры, но относится к объектам, связанным с историей, и играет важную общественную и научно-познавательную роль. Те же загородные ансамбли Петербурга стали скорее памятниками мастерства и высшего достижения профессионального искусства советских реставраторов. Мемориальными памятниками-образами стали знаменитые усадьбы Тригорское, Шахматово. С существующей тенденцией в России: не реставрировать подлинное, а заменять на приближенные аналоги, объекты культурного наследия начинают приобретать эфемерный образ памятника. Эмоциональное ощущение от взаимодействия с памятью, которую несут памятники, — самое главное, что от них ожидается.

Могу поделиться опытом. Если не знать подробностей той «кухни», которая была на том или ином объекте, то даже и у специалиста возникают нужные когнитивные ощущения при его посещении. Но если ты побывал при «разделке продуктов» и «закладке ингредиентов», то чувствуешь себя порой как поросенок Фунтик в известном детском произведении: «Не верьте Беладонне, обходите стороной ее магазин!»

Впрочем, мировые приоритеты меняются, и ЮНЕСКО, похоже, тоже пришлось прогибаться и вносить в список Всемирного наследия объекты, а по сути 3D-имитации памятников стран Африки и Юго-Восточной Азии. Акцент с подлинности, которая долгое время характеризовала памятник, и с отдельных сооружений переносится на среду бытования, на символ национальной общности, на то, что называют местом памяти, которое создает представление общества о себе и своей истории. Самое главное, что значение этих мест и восприятие их может меняться со временем.

Усадьба Тригорское. Фото IzoeKriv / wikipedia.org
Есть понятие мемориальной ценности. Например, памятник имеет ценность как древнее произведение строительного искусства, бывает, что более ценен смысл, заложенный в памятник как напоминание о событиях и людях. Он не обладает свойством абсолютной подлинности, не может считаться памятником архитектуры, но относится к объектам, связанным с историей, и играет важную общественную и научно-познавательную роль

Расскажите об интересном проекте реставрации, в котором вы участвовали.

— Мне вспоминается один из объектов, который я курировала, работая в Департаменте культурного наследия Москвы. Горжусь не только тем, что проведены реставрационные работы, скорее тем, что их вообще удалось провести на этом объекте культурного наследия.

Речь об одном особняке на улице Воронцово Поле в историческом центре Москвы. Район сам по себе был до недавнего времени достаточно аутентичный, зеленый, сформировавшийся к первой четверти XIX века. Он неплохо сохранился в историко-культурном и градостроительном плане. Могу сказать, что усадьба с главным домом известна очень многим москвичам благодаря скульптуре, которая находится перед ним. Впрочем, сама скульптура знакома всем, кто хоть раз смотрел фильм «Формула любви» и видел статую прекрасной Галатеи, оживляемую графом Калиостро в образ Прасковьи Тулуповой.

В усадьбе располагался филиал одной силовой структуры. Главный особняк был в плохом состоянии, его надо было реставрировать. Но достучаться до правообладателей было практически невозможно по понятной причине. Кроме того, у таких организаций, как правило, отсутствует понимание термина «сохранение объекта культурного наследия», а статьи бюджета предусматривают исключительно капитальный ремонт

Но звезды выстроились счастливо. В нужный момент организации потребовался ремонт, и она сама вышла на орган охраны памятников. Дальше выяснилось, что среди силовиков работают люди с историческим образованием, которые поняли и добились финансирования именно реставрационных работ на объекте.

И, не пускаясь в долгие подробности, скажу, что здание было отреставрировано. Причем представитель заказчика так проникся, что выучил и сыпал на производственных совещаниях сложными названиями архитектурно-декоративных элементов здания. Потом выяснилось, что, поскольку реставрационные расходы не были предусмотрены бюджетом, работы на памятнике «съели» финансовые средства, предусмотренные на ремонт всех зданий, занимаемых силовой структурой в Москве. Заслуги организатора работ были отмечены в одной из номинаций на ежегодном конкурсе «Московская реставрация».

И даже когда эта структура перестала существовать и бывшие сотрудники работали уже в других местах, они звонили в Департамент культурного наследия и с беспокойством просили воздействовать на новых пользователей, чтобы те правильно обращались с отреставрированным зданием.

Фото Романа Хасаева
В целом современная Казань — это не подлинный объект наследия, а скорее образец того самого места памяти, о котором уже говорилось. Это город, рассчитанный на туризм

— Что вы можете сказать о реставрационных работах, которые велись последние два десятилетия в Казани?

— Несмотря на то, что Казань — это город, который включен в список городов Всемирного наследия, исторических городов ЮНЕСКО, европейские специалисты критически оценивают такой его статус. В целом современная Казань — это не подлинный объект наследия, а скорее образец того самого места памяти, о котором уже говорилось. Это город, рассчитанный на туризм. Характеризуя подход к памятникам в городе, я бы, пожалуй, привела слова одного теоретика реставрации о том, что к объектам наследия отнеслись не как к исторической индивидуальности, а как к предмету потребления, потребительская стоимость которого возрастает в зависимости от степени его занимательности для неподготовленного, «уставшего от развалин» туриста.

Наталия Антропова

Справка

Екатерина Трегубова — историк, музеевед, специалист в области охраны объектов культурного наследия, эксперт РИСИ. 20 лет работала в филиале Государственного исторического музея «Палаты бояр Романовых» в качестве научного сотрудника. Затем в течение 12 лет — в качестве начальника отделов в Департаменте культурного наследия города Москвы и Московского архитектурного института (МАРХИ). Занималась вопросами сохранения памятников истории и культуры (от архитектуры до произведений монументального и садово-паркового искусства). Автор исследований, связанных с историей московских усадеб и основоположником российской школы научной реставрации, архитектором Ф.Ф. Рихтером.

ОбществоИсторияКультура .

Реставрация памятников в Индии

Индия имеет богатую историю, принадлежащую как победителям, так и побежденным. Различные памятники, разбросанные по всей стране, являются архитектурными свидетельствами ее разнообразной культурной истории - наследия, которое говорит о нашем славном прошлом. Таким образом, нет никаких сомнений в том, что сохранение, консервация и восстановление исторических зданий в Индии имеет первостепенное значение. Археологическая служба Индии (ASI), основанная сэром Александром Каннигхэмом в 1861 году и в настоящее время контролируемая Министерством культуры, является ведущей организацией, отвечающей за поддержание древних памятников путем восстановления и защиты.

Что такое наследие?

Наследие в виде ритуалов и верований абстрактно. Напротив, памятники Индии представляют собой материальное наследие, и их защита, сохранение и восстановление являются обязанностью центрального правительства, а также правительства штата. Фактически, эта ответственность также включена в параллельный список Конституции Индии.

Самым первым защитником природы Индии был султан Фироз Шах Туглак, который помог в восстановлении разрушающихся зданий и сооружений, построенных бывшими королями и древней знати.Он отдавал приоритет восстановлению над проектами нового строительства. В 1803 году, когда молния ударила в Кутуб-Минар, султан Фироз Шах Туглак помог восстановить это великолепное здание, а также пристроил к нему еще два этажа.

Руководство по сохранению

В связи с многочисленными архитектурными чудесами, присутствующими в стране, стало непростой задачей разграничить исторические здания и, в конечном итоге, сохранить, сохранить и поддерживать памятники. Правительство не может взять все памятники под свой контроль по очевидным причинам нехватки финансовых и человеческих ресурсов и необходимости других мероприятий по развитию.Тем не менее, ASI (Археологическое общество Индии) в своем манифесте изложило следующие способы защиты архитектурного наследия Индии:

  1. При проведении ремонта следует приложить все усилия, чтобы сохранить как можно больше частей оригинала.
  2. Сломанная или полуразложившаяся оригинальная работа имеет бесконечно большую ценность, чем самая умная и совершенная новая работа.
  3. Существует множество конструкций всех типов, требующих внимания.
  4. Общественность должна проявить интерес и собрать ресурсы, чтобы сохранить их для потомков.
  5. При запуске общественной инициативы принципы должны быть простыми:
  6. Сохранение первоначального облика исторических построек.
  7. Пожалуйста, уважайте идею первоначального застройщика.
  8. Пожалуйста, поверьте, материалы, использованные в древние времена, и применяемые методы были высшего качества.

Реставрационные работы

Акт по консервации, реставрации, ремонту, реконструкции и консервации древних памятников - очень долгая и трудная задача, которую необходимо выполнять под руководством специалистов.Будь то Тадж-Махал и Гаты в Варанаси на рассвете, или фрески в Кхаджурахо, Манду, Аджанте и Эллоре, или великий храм Минакши в Мадурае, или Красные форты в Агре и Дели, дворцы Джайпура и Джодхпура, Удайпура и Джайсалмер, или здания Старого Гоа и Конарака, требуются исследования и исследования, чтобы воспроизвести работу первоначальных строителей. Вот несколько рекомендаций, которым следует ASI при восстановлении с учетом судебно-медицинской экспертизы здания:

  • Особое внимание следует уделить планам, замыслам, материалам и инструментам, использовавшимся первоначальными строителями.
  • Традиционными строительными материалами были грязь, земля, глина и известь.
  • Глиняный раствор - один из старейших связующих материалов, который подтвердил долговечность большинства этих памятников и поэтому до сих пор в основном используется для их ремонта.
  • Другие местные материалы, такие как сурхи (измельченные кирпичи), баташа (сладкие сахарные капли), урад ки дал (белая чечевица), яичный белок, малаи (сливки), тамбаку шира (табачный сок, который использовался со времен правления Акбара как средство клей) и бельгири (Aegle marmelos).

Проблемы при восстановлении

  • К химическим проблемам относятся набухание соединений, выщелачивание и образование отложений.
  • Физические проблемы включают кристаллизацию соли и воздействие мороза.
  • Механические проблемы включают трещины от землетрясений.

Реставрация древних памятников, кажется, столкнулась с еще одной проблемой бюрократии, созданной руками человека. По словам контролера и генерального аудитора, официального аудитора государственного сектора Индии, археологическая служба Индии игнорирует объекты всемирного наследия в Индии.Из 3678 исторических построек в Индии аудитор обследовал выборку из 1655 памятников за год в 2013 году и сообщил, что сказал: «Объекты всемирного наследия не получили должного ухода и защиты. Имели место многочисленные случаи посягательств и несанкционированного строительства на этих объектах и ​​вокруг них. Мы обнаружили, что всесторонняя оценка необходимых работ по консервации никогда не проводилась ».

Опровергая обвинения, г-н Б.Р. Мани, дополнительный генеральный директор Археологической службы Индии, сказал: «The A.S.I. делает все возможное, и некоторые претензии C.A.G. отчет неверен. " Далее он упомянул, что, согласно отчету аудитора, нехватка персонала была одной из основных проблем, которые преследовали правительственное агентство, которому поручено сохранять исторические места.

Реставрационные памятники и предстоящие проекты

До сих пор основные работы проводились в Джантар Мантар, Махабалипурам, Аджанте и Эллоре, Биби-ка-Макбара и Конечная остановка Чатрапати Шиваджи, среди прочих, силами ASI.Давайте посмотрим на несколько реставрационных мероприятий, проведенных за последние пять лет.

  • Mansagar Lake, Jal Mahal: Дворец удовольствий 18 -го века, расположенный в центре озера Мансагар, представляет собой 5-этажное здание с четырьмя этажами, погруженное под воду. Фирме Jain and Associates, занимающейся реставрацией наследия, было поручено восстановить археологическую красоту здания.
  • Срок: Работа завершена в 2011 году.
  • Господь Храм Джаганнатха , Пури, Орисса: Построенный в первой четверти 12 века, этот памятник стоит на высокой платформе, соединенной с землей лестницей из 22 ступенек, которые считается частью его фундамента. Реставрацию этого здания взяло на себя АСИ.
  • Срок: Изначально ASI не проводило ремонтные работы в кратчайшие сроки, но им удалось завершить реставрационные работы к празднику Набакалебар в 2015 году.
  • Гробница Хумаюна: Гробница была отреставрирована в 2003 году с целью восстановления садов, дорожек, фонтанов и водных каналов. Далее реставрация здания была предпринята АСИ.
  • График: Шесть лет работы мастеров по консервации и 200 000 рабочих дней привели к завершению реставрационных работ в убранстве гробницы Великих Моголов в 2013 году.
  • Тадж-Махал, Агра: Национальный фонд культуры, ASI и Taj Group of Hotels подписали Меморандум о взаимопонимании по сохранению и благоустройству Тадж-Махала.
  • Срок: Очистка Тадж-Махала будет проводиться в пять этапов. К июню будущего года будут завершены работы на четырех минаретах, а к январю завершатся научная обработка и очистка интерьеров главного мавзолея до человеческого роста. Грязелечение фасадов, в том числе арок, начнется в апреле следующего года и завершится к марту 2018 года.

В.К. Саксена, директор научного отделения ASI в Дехрадуне, сказал: «Научную обработку купола проводить нельзя, так как на него продолжает падать дождевая вода, из-за чего накопление загрязняющих веществ здесь меньше, чем на других частях.К тому же еще одной проблемой станет возведение строительных лесов. Мы планируем приступить к этой работе только после 2018 года. А пока мы будем оценивать текущую работу и видеть ее эффективность ».

.

PPT - МЕЖДУНАРОДНАЯ ХАРТИЯ НА СОХРАНЕНИЕ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ И САЙТОВ PowerPoint Presentation

  • МЕЖДУНАРОДНАЯ ХАРТА НА СОХРАНЕНИЕ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ И МЕСТ ВЕНЕЦИАНСКАЯ ХАРТИЯ

  • и восстановление древних зданий должно быть согласовано и осуществляться на международной основе, при этом каждая страна несет ответственность за применение плана в рамках своей культуры и традиций.• Афинская хартия 1931 года, впервые определив эти основные принципы, внесла свой вклад. II Международный конгресс архитекторов и техников исторических памятников, который проходил в Венеции с 25 по 31 мая 1964 года, одобрил следующие статьи:

  • ОПРЕДЕЛЕНИЯ • СТАТЬЯ 1: Концепция исторического памятника охватывает не только один архитектурное произведение, но также и городская или сельская среда, в которой обнаруживаются свидетельства определенной цивилизации, значительного развития или исторического события.• СТАТЬЯ 2: Для сохранения и восстановления памятников необходимо использовать все науки и техники.

  • AIM • СТАТЬЯ 3: Целью сохранения и восстановления памятников является защита их не меньше как произведений искусства, а как исторических свидетельств.

  • СОХРАНЕНИЕ • СТАТЬЯ 4: Для сохранения памятников важно, чтобы они поддерживались на постоянной основе. • СТАТЬЯ 5: Сохранению памятников всегда способствует их использование для некоторых социально полезных целей.Следовательно, такое использование желательно, но не должно изменять планировку. • СТАТЬЯ 6: Консервация памятника подразумевает сохранение обстановки, которая не выходит за рамки масштаба. Где бы ни существовала традиционная установка, ее необходимо сохранить. Запрещается строительство, снос или модификация, которые могут изменить соотношение массы и цвета. • СТАТЬЯ 7: памятник неотделим от истории, свидетелем которой он является, и от обстановки, в которой он происходит. Перемещение памятника полностью или частично не может быть разрешено, за исключением случаев, когда этого требует охрана памятника или когда это оправдано национальными или международными интересами первостепенной важности.• СТАТЬЯ 8: Скульптуры, картины или украшения, которые составляют неотъемлемую часть памятника, могут быть удалены с него только в том случае, если это единственное средство обеспечения их сохранности.

  • ВОССТАНОВЛЕНИЕ • СТАТЬЯ 9: Процесс восстановления - это узкоспециализированная операция. Реставрации в любом случае должно предшествовать и сопровождать археологическое и историческое исследование памятника. • СТАТЬЯ 10: Там, где традиционные методы не подходят, укрепление памятника может быть достигнуто с использованием любых современных методов консервации и строительства.• СТАТЬЯ 11: Следует уважать действительный вклад всех периодов в строительство памятника, поскольку единство стиля не является целью реставрации. Оценка важности задействованных элементов и решение о том, что может быть уничтожено, не может зависеть исключительно от лица, ответственного за работу.

  • ВОССТАНОВЛЕНИЕ • СТАТЬЯ 12: Замена недостающих частей должна гармонично сочетаться с целым, но в то же время должна отличаться от оригинала, чтобы реставрация не искажала художественные или исторические свидетельства.• СТАТЬЯ 13: Дополнения не допускаются, за исключением тех случаев, когда они не умаляют интересных частей здания, его традиционного окружения, баланса его композиции и его связи с окружающей средой.

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ УЧАСТКИ • СТАТЬЯ 14: Места памятников должны быть объектом особой заботы, чтобы сохранить их целостность и гарантировать, что они расчищены и представлены надлежащим образом.

  • РАСКРЫТИЯ • СТАТЬЯ 15: Раскопки должны проводиться в соответствии с научными стандартами и рекомендациями, определяющими международные принципы, которые должны применяться в случае археологических раскопок, принятыми ЮНЕСКО в 1956 году.• Необходимо поддерживать руины и принимать меры, необходимые для постоянного сохранения и защиты архитектурных элементов и обнаруженных объектов. • Однако все работы по реконструкции следует исключить «априори». Допускается только анастилез, то есть повторная сборка существующих, но расчлененных частей. Материал, используемый для интеграции, всегда должен быть узнаваемым, а его использование должно быть минимальным, чтобы гарантировать сохранение памятника и восстановление его формы.

  • ПУБЛИКАЦИЯ • СТАТЬЯ 16: Во всех работах по консервации, реставрации или раскопкам всегда должна быть точная документация в форме аналитических и критических отчетов, иллюстрированных рисунками и фотографиями. Должен быть включен каждый этап работы по очистке, консолидации, реорганизации и интеграции, а также технические и формальные особенности, выявленные в ходе работы. Эта запись должна быть помещена в архив государственного учреждения и предоставлена ​​научным работникам.

  • СПРАВОЧНИК • http://www.icomos.org/venice_charter.html

  • .

    % PDF-1.4 % 7270 0 obj> endobj xref 7270 123 0000000016 00000 н. 0000007206 00000 н. 0000007433 00000 н. 0000007565 00000 н. 0000007610 00000 н. 0000007752 00000 н. 0000008237 00000 п. 0000008275 00000 н. 0000008414 00000 н. 0000127992 00000 н. 0000130643 00000 п. 0000130693 00000 п. 0000134708 00000 н. 0000134768 00000 н. 0000134854 00000 н. 0000134979 00000 п. 0000135057 00000 н. 0000135102 00000 п. 0000135181 00000 п. 0000135271 00000 н. 0000135321 00000 н. 0000135419 00000 н. 0000135469 00000 н. 0000135576 00000 н. 0000135625 00000 н. 0000135720 00000 н. 0000135764 00000 н. 0000135900 00000 н. 0000136071 00000 н. 0000136115 00000 н. 0000136306 00000 п. 0000136439 00000 н. 0000136618 00000 н. 0000136662 00000 н. 0000136819 00000 н. 0000136950 00000 н. 0000137071 00000 н. 0000137115 00000 н. 0000137206 00000 н. 0000137340 00000 н. 0000137437 00000 н. 0000137481 00000 н. 0000137672 00000 н. 0000137806 00000 н. 0000137939 00000 п. 0000137983 00000 п. 0000138225 00000 н. 0000138362 00000 н. 0000138491 00000 н. 0000138535 00000 н. 0000138702 00000 н. 0000138840 00000 н. 0000138921 00000 н. 0000138965 00000 н. 0000139125 00000 н. 0000139169 00000 н. 0000139343 00000 п. 0000139387 00000 н. 0000139561 00000 н. 0000139605 00000 н. 0000139713 00000 н. 0000139757 00000 н. 0000139851 00000 н. 0000139895 00000 н. 0000139939 00000 н. 0000139983 00000 н. 0000140128 00000 н. 0000140172 00000 н. 0000140305 00000 н. 0000140349 00000 п. 0000140393 00000 н. 0000140437 00000 н. 0000140588 00000 н. 0000140632 00000 н. 0000140821 00000 н. 0000140865 00000 н. 0000141004 00000 н. 0000141048 00000 н. 0000141092 00000 н. 0000141136 00000 н. 0000141333 00000 н. 0000141377 00000 н. 0000141536 00000 н. 0000141580 00000 н. 0000141824 00000 н. 0000141868 00000 н. 0000142019 00000 н. 0000142063 00000 н. 0000142357 00000 н. 0000142401 00000 п. 0000142699 00000 н. 0000142743 00000 н. 0000142918 00000 н. 0000142962 00000 н. 0000143155 00000 н. 0000143199 00000 п. 0000143316 00000 н. 0000143360 00000 н. 0000143404 00000 н. 0000143448 00000 н. 0000143651 00000 п. 0000143695 00000 н. 0000143838 00000 п. 0000143882 00000 н. 0000144043 00000 н. 0000144087 00000 н. 0000144226 00000 п. 0000144270 00000 п. 0000144314 00000 н. 0000144358 00000 п. 0000144553 00000 п. 0000144597 00000 н. 0000144641 00000 п. 0000144685 00000 н. 0000144802 00000 н. 0000144846 00000 н. 0000145283 00000 н. 0000145327 00000 н. 0000145371 00000 н. 0000145416 00000 н. 0000145461 00000 п. 0000006926 00000 н. 0000002819 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 7392 0 obj> поток xY {XS ז_ $

    .

    Смотрите также